На пути к открытости

Луки 12:1-3

Нет ничего сокровенного, что не открылось бы, и тайного, чего не узнали бы
В слове:
У каждого из нас есть нечто личное, что мы заботливо оберегаем. Есть такие вещи, в которые мы не хотим никого посвящать. Некоторые из них, вероятно, выставят нас не в лучшем свете, другие — это просто личное, персональное. И хотя одни люди более открыты, другие менее, никто из нас не является раскрытой книгой.

Или нет? Книга может быть закрытой сейчас, но настанет время, и она раскроется. Бог уже все видит. Он знает наши сердца даже лучше нас. То, что мы считаем личным, ложась спать, не сокрыто от Него, Он даже знает мотивы и причины, скрывающиеся за ними. И наступит время, когда все грехи разоблачатся. Это страшно.

Мы можем утешаться словами, записанными в Послании к колоссянам, — наша жизнь сокрыта со Христом в Боге (3:3). Грех, омытый кровью Иисуса, действительно удален из памяти Божьей, как восток удален от запада. Но все же слова Иисуса звучат отрезвляюще: ни одно лицемерие, известное человеку, не будет сокрыто. И оно будет обнаружено.

Это проблема для умов, воспитанных в условиях нашей культуры. Нас учили думать, что наша личная жизнь. на самом деле личная. «Ну, пока это не причиняет никому вреда.» — так ведь? Мы так часто слышим это оправдание. Но грех всегда пускал ростки. Он поражает наше общество, а если это христиане — то Тело Христа. Невозможно, чтобы одна часть тела была поражена, а другие остались невредимыми. Нет, если тело будет обнажено, то и все его части с их болезнями будут также обнажены.
В жизни:
Иисус говорит о лицемерии строже, чем о каком-либо другом грехе. Цена сокрытия наших секретов выше цены их разоблачения. Мы должны спросить себя, насколько честно мы живем в Теле Христовом, искренни ли мы по отношению к другим. Мы можем быть открытыми сейчас, потому что однажды, хотим мы этого или нет, нам придется это сделать.
Друзья, если мы должны быть честны с собой, нам также следует быть честными и друг с другом

Джордж Макдональд

Кометарии