Преодоление расстояния

Луки 18:9-14

Мы­тарь же, стоя вдали, не смел даже под­нять глаз на небо
В слове
Это из­вест­ная ис­то­рия. Два че­ло­ве­ка при­шли в храм по­мо­лить­ся, и толь­ко один из них по­лу­чил ответ, — тер­за­е­мый уко­ра­ми со­ве­сти мы­тарь, не смев­ший даже глаз под­нять на небо.

По­че­му Иисус рас­ска­зы­ва­ет уче­ни­кам прит­чу, явно одоб­ря­ю­щую от­да­ле­ние от Бога? Разве Он не хочет при­бли­зить нас к Богу? Разве Он не по­буж­да­ет блуд­ных сынов воз­вра­тить­ся домой? Разве Он не велит нам на­зы­вать Бога Отцом? Божьи рас­про­стер­тые объ­я­тия и при­гла­ше­ние к об­ще­нию яв­ля­ют­ся незыб­ле­мы­ми биб­лей­ски­ми те­ма­ми. Невзи­рая на это, в прит­че Иисус осуж­да­ет фа­ми­льяр­ность фа­ри­сея по от­но­ше­нию к Богу и одоб­ря­ет по­ве­де­ние мы­та­ря. По­че­му?

Раз­ли­чие — в от­но­ше­нии, при­во­дя­щем нас к Богу. При­хо­дим ли мы к Нему, чтобы Он одоб­рил наше хо­ро­шее по­ве­де­ние? Или же мы смот­рим на Него, как на ка­пи­та­на, встре­ча­ю­ще­го мя­теж­ни­ков с рас­про­стер­ты­ми объ­я­ти­я­ми, царя, ко­то­рый от­крыл во­ро­та сво­е­го двор­ца перед быв­ши­ми участ­ни­ка­ми го­су­дар­ствен­но­го пе­ре­во­ро­та?

Как толь­ко мы на­чи­на­ем чув­ство­вать себя до­стой­ны­ми быть детьми Бо­жьи­ми — мы в беде. Нет ни­че­го за­зор­но­го в том, чтобы чув­ство­вать себя в без­опас­но­сти с Отцом. Но бла­го­да­ря чьим за­слу­гам Он при­ни­ма­ет нас? Нашим? Нет, нам поз­во­ле­но пре­бы­вать в при­сут­ствии Бо­жьем, по­то­му что Иисус пра­ве­ден, а не мы. И мы ни­ко­гда не осо­зна­ем Его ми­ло­сти, пока наша душа не по­чув­ству­ет оди­но­че­ство ду­хов­но­го из­гна­ния. Бла­го­дать — для мя­теж­ни­ков, осо­знав­ших свои пре­ступ­ле­ния.
В жизни
Пре­бы­ва­ние в Бо­жьем при­сут­ствии мы можем вос­при­ни­мать как долж­ное. Мы долж­ны вести себя как обыч­ные дети, тре­бу­ю­щие вни­ма­ния Отца, и не ис­пы­ты­вать по­тря­се­ний от Его ми­ло­сти.

В этой прит­че Иисус не го­во­рит, что мы долж­ны на­хо­дить­ся на рас­сто­я­нии от Бога. Он на­по­ми­на­ет нам, как ве­ли­ка была эта про­пасть, — чтобы мы ни­ко­гда не за­бы­ва­ли.
Я помню о двух вещах: я — ве­ли­кий греш­ник, а Хри­стос ве­ли­кий Спа­си­тель

Джон Нью­тон

Кометарии