Грешники у креста

Матфея 26:26-30

Cue есть Кровь Моя Нового Завета, за многих изливаемая во оставление грехов
В слове:
Наша человеческая реакция на грех была бы забавной, если бы она так не противоречила истине:

- Мы прикрываем его, как Адам и Ева в Эдемском саду. Мы знаем, что он есть, но не хотим признаваться в этом Богу, и, конечно же, не хотим, чтобы другие узнали, это было бы слишком унизительно.
- Мы отвергаем его существование. Мы находим разные оправдания: «Практически все хорошо» или «Я в порядке, ты в порядке». Мы считаем, что грешники — это те, кто попадает в тюрьмы или психиатрические клиники.
- Мы меняем формулировку. Это не грех это слабость, недостаток характера, человеческая природа.
- Мы пытаемся «возместить убытки» пред Богом. Совершаем добрые дела, придумываем различные ритуалы и религии, даем обеты послушания на завтра, чтобы загладить вину вчерашнего непослушания. Мы прилагаем усилия, чтобы доброе перевесило злое.
В жизни:
Но крест — обезображенное и окровавленное Тело на древе, картина заслуженного нами наказания, — перечеркивает все наши усилия разрешить проблему. Там, среди бела дня, невинная жертва приняла весь позор на Себя. Мы можем либо осознать нужду в этой жертве, либо прилагать свои жалкие старания, описанные выше. Но когда мы действительно понимаем Божью оценку нашей ситуации — что мы достойны такого ужасного наказания, последствия нашего мятежа, как мы можем тогда умалять значение жертвы своими ничтожными попытками отвергать свою нужду в ней? «То как мы избежим, вознерадев о толиком спасении» (Евр. 2:3)?

Мы не можем делать этого. Нет, размышляя о кресте, мы понимаем, кто мы такие, и смиряемся. Мы видим безобразие своего греха, и нам нечего сказать. Мы знаем, что не смеем заявлять о своей праведности пред Богом. Но Иисус — наше заявление. Мы преклоняемся пред Ним. И знаем, что Он всегда с нами.
На Голгофе настоящая истина взирает на нас сверху, призывая к смирению и принятию истины

Рой Хессион