Смиренный Бог

Иоанна 13:1-17

Если не умою тебя, не имеешь части со Мною
В слове:
Смысл воплощения Иисуса, должно быть, был мало понятен ученикам в то время. Петр не хотел, чтобы Иисус омыл ему ноги, и его слова, вероятно, отразили и чувства остальных учеников. Что делал Христос? Они пробыли с Ним три года, пытаясь постичь Его величие; и теперь Он дает новое определение величия. Это не было похоже на то, как должен был выглядеть победитель, царствующий Мессия.

И подумайте о том, что Ему пришлось делать, — мыть грязные, грешные ноги. Ноги предателя Иуды, которыми он бежал по темным, кривым улочками Иерусалима, чтобы исполнить черное дело. Ноги упрямого Петра, чьи уста трусливо отреклись от Иисуса. Ноги остальных учеников, которые разбежались, так как крест для них — это слишком. Ноги были не просто грязными. Но Иисус склонился и омыл их. Он служил ученикам в смирении.

Мы, по примеру Иисуса, не должны хранить в себе ни капли личностного возмущения. Как могут смертные люди свысока смотреть на других, если Царь царей не делает этого?! Как можем мы презирать других, если Альфа и Омега заботливо держал самые презренные из земных сосудов в Своих руках и омыл их? Как можно отстаивать человеческую гордость, если превознесенный Господь не поступал так?
В жизни:
Мы прославляем великого и святого Бога за Его силу и могущество. Но воздаем ли мы Ему хвалу и за Его смирение? Мы должны, потому что мы служим смиренному Богу. Он не вошел в этот мир триумфатором на золотой колеснице. Он родился в яслях. Он оставил Свое величие и облекся в человеческую плоть, которая подвержена искушениям и боли. Мы недостойны произносить Его имя, но Он призывает нас называть Его Отцом и Другом.

Страдаете ли вы от иллюзии непознаваемого Бога? Вы знаете, что Библия говорит: Он любящий и прощающий, но действительно ли эти слова проникли в ваше сердце? Поразмышляйте о смирении Божьем. Великий и святой всегда близок к сокрушенным духом. Он призывает вас к близкому общению с Ним. Он даже омоет вам ноги.
Жизнь Иисуса началась в чужих яслях и закончилась в чужой гробнице

Альфред Пламмер